Года три назад начала писать рассказ

Недавно появилось несколько свободных дней, попыталась его продолжить. Накатала 70 страниц, но получилась жесть, которую ИС РПЦ однозначно не примет. Переписывать не буду, наверное, просто удалю всё.
Что делать - я уже совсем не та, что раньше.
Публикую только то, что написала три года назад. Просто так, для поднятия настроения)



1987 год. Иван.
Семинаристу Ване Мельникову Великий Пост, как всегда, давался с трудом. Особенно первая и последняя неделя. Ещё вчера вечером он с однокурсником договорился поехать к его двоюродному дяде отцу Анатолию за книгой Бердяева «Философия неравенства», и теперь они вдвоем тряслись в утренней электричке. Вернее, трясся Ваня от голода, так как перед Причастием есть не положено. Приехать надо было еще до того, как начинали читать часы. Затем долгая служба и только потом трапеза… Ваня, сглотнув, поднял рукав свитера и посмотрел на часы. Двадцать минут седьмого. А вдруг еще будет панихида или молебен, а то и крестины?
Александр, однокурсник Вани, часто рассказывал ему о протоиерее Анатолие, настоятеле храма Казанской иконы Божией Матери, который жил в старинном русском городке недалеко от Москвы. Ваня давно хотел познакомиться с отцом Анатолием, но всё время что-то мешало: то вдруг наваливались какие-то дела, то сессия, и только сейчас, впервые за два года, друзьям удалось выбраться к нему.
Служба была долгой, Великим Постом в воскресный день причастников было больше обычного, поэтому очередь на исповедь тянулась медленно: отец Анатолий очень обстоятельно, подолгу беседовал с каждым. Наконец, в двенадцать Ваня, Александр и отец Анатолий со своим гостем иеромонахом Георгием приступили к трапезе.
Вдыхая ошеломляюще аппетитный запах нежного, с золотистой корочкой пирога, возвышающегося, как гора, над тарелочками и мисочками с хлебом, квашеной капустой и овощными салатами, Ваня хлебал кисловатый борщ.
- Разрезай, Клавдия, - кивнул, посмотрев на пирог, отец Анатолий, обращаясь к седой старушке в чистеньком белом переднике, заваривающей чай.
Пирог оказался с гороховой начинкой. Едва откусив первый кусок, Ваня понял, что запах его не обманул – пирог оказался просто сказочный.
- Удивительный пирог, - не удержался он.
- Да, у батюшки каждый Пост гости собираются, чтобы фирменный пирог отведать, - засмеялся отец Георгий и подмигнул отцу Анатолию.
- Да ничего особенного, - пробурчал тот в густую бороду, - начинка обжаривается на постном масле с луком, и приправ добавляется побольше.
- Приправы Луша сама с лета заготавливает, таких в магазинах нет. А тесто? Тесто-то какое! Пышное! Сочное! Такое только твоя Луша может готовить, – сказал отец Георгий, отправляя в рот очередной кусок.
- Можно мне еще? – робко спросил Иван, взглянув на Клавдию.
Она кивнула, улыбнулась и положила Ване на блюдце четвертый кусок.
Доев пирог, Ваня почувствовал, наконец, что наелся. Ощущение было такое, что он разговелся на Светлой Седмице.
- Чревоугодник! Нет, Ваня, не быть тебе монахом, - засмеялся Александр.
- Это точно. Спаси Господи, отец Анатолий! Пирог очень вкусный и, главное, сытный! Если бы у меня была жена как у Вас, которая печет такие пироги, я бы любил ее всю жизнь, какая бы она ни была, пусть даже злая и некрасивая. И все бы ей прощал – лишь бы готовила, - сказал Иван и покраснел, осознав вдруг, что, кажется, сказал что-то не очень умное.
Почему-то покраснел и отец Анатолий, переглянувшись с Александром и отцом Георгием.
Иван смутился еще сильнее. Он не знал, что супруга отца Анатолия, матушка Вера, умерла при родах восемнадцать лет назад.
Все молчали еще пару минут. Потом отец Анатолий громко сказал:
- Клавдия! Позови Лукерью!
Минут через пять в трапезную вошла девушка. Стройная, в длинном синем платье, с густой косой цвета луны, спускающейся ниже пояса. Её длинные темные ресницы были скромно опущены.
- Ангела за трапезой, - сказала она и вопросительно взглянула яркими бирюзовыми глазами на отца Анатолия.
- К тебе жених, дочка, - сказал отец Анатолий, кивнув в сторону Ивана.
Девушка изумленно подняла тонкие изящные брови и посмотрела Ване в глаза.
- Ну что, Иван? Дочка моя, поди, не хуже пирогов, которых печет. Отвечаешь за слова свои, или как, - спросил отец Анатолий, сверкнув на Ваню ясными глазами из-под густых бровей.


А дальше там получились совсем неожиданные повороты событий, но совсем не весёлые и не радостные...

Posts from This Journal by “рассказ” Tag

  • Для тех, кто ждал. Для информации.

    http://blagozvon.ru/catalog/detail.php?ELEMENT_ID=79756

  • МАТРЕШКА

    Написала жесткий психоделический новогодний рассказик, на православных ресурсах его вряд ли опубликуют, ведь все православные издатели любят розовые…

  • Матушка

    Позавчера, наконец, закончила, можете меня поздравить, и спасибо тем, кто ждал и молился). Начало я уже показывала, а сейчас залила часть рассказа на…

  • ВРЕМЕННЫЙ МИР

    О персональной выставке живописи и графики Елены Живовой "Временный мир". 2017 год знаменателен возвращением к кисти и мастихину мастера пастозной…

  • Сегодня будут все. А ты?

    Слово "аборт" в переводе с английского означает прерывание. Прерывание человеческой жизни, убийство ребенка, находящегося в утробе матери. Во всем…

  • Убить ради нового пальто?

    Опубликовали один из моих репортажей. Помню, уже постила его здесь. Хотите верьте, хотите - нет, но в рассказе описаны реальные события. Мне 39…

  • Пустячок, а приятно)

    Уже второй год подряд приглашают. Но мне этим заниматься неохота...

  • Творческие муки)

    Пишу о проблемах нашего общества – упрекают в нетолерантности. Пишу правду – упрекают в том, что вру (это меня больше всего удивляет, кстати). Пишу,…

  • Рассказ основан на реальных событиях

    Спасибо моему мужу - за священника отвечал он. Прочитав рассказ, вы получите ответы на вопросы: что такое совесть и почему так важно слышать её…

Эх... а может подзамочно?
Или переписать на лютики-фиалки, и жили они долго и счастливо? ;)))
Жизнь - она какая есть, такая есть. Её не перепишешь. Я же там внизу, в комментариях, писала о том, что это реальная история, которую меня просила записать знакомая матушка.
Одно утешает - с точки зрения Вечности всё кончилось хорошо.