Елена (elenorthodox) wrote,
Елена
elenorthodox

Пазлы одиночества (подслушанный диалог двух женщин)

Новый рассказик, эксклюзивно для читателей моего блога:)

Пазлы одиночества.

- Как же мне хочется замуж! – часто слышала Марина.


Эту фразу произносили не только дамы «за тридцать», имеющие за плечами «прошлое», но и совсем молодые женщины.

- Хочу семью, детей! – мечтательно говорили Марине и простоволосые девушки в неизменно длинных, до пола, платьях, и кокетливые, ухоженные красавицы в юбках современных фасонов с замысловатыми разрезами.

Так из-за чего же православные, вполне симпатичные и порядочные женщины, еженедельно причащающиеся, регулярно ездящие в паломнические поездки, и вообще, казалось бы, положительные во всем, не могут найти спутника жизни?

Марина вздохнула и только успела поставить последнюю вымытую тарелку в шкаф, как раздался звонок в дверь. Это была ее школьная подруга Вера, которая жила в соседнем подъезде. В последнее время разговоры с ней почти всегда начинались и заканчивались одним и тем же:

- Почему я до сих пор не замужем?- спрашивала Вера.

Что ей ответить? Правду? Марина пыталась как-то намекнуть, что-то подсказать Вере, но в тот момент, когда нужно было говорить прямо, каждый раз что-то останавливало ее. Наверное, она боялась обидеть подругу…

- Ну почему даже Света замуж вышла, а я никак не могу? – спросила Вера вместо приветствия, и начала расстегивать бесчисленные ремешки на шикарных белых, выше щиколотки, босоножках.

Марина пожала плечами, вытерла руки полотенцем и включила чайник.

Вера повесила белоснежную кофточку, легкую, как паутинка, на плечико и, не дождавшись от Марины ни слова, ответила сама:

- Видать, нет на это Божьей воли…

- А ты не хочешь усыновить ребенка? – спросила Марина.

- Да ты что? Я хочу своего. Ведь можно нарваться на больного, а потом мучиться всю жизнь! – убедительно ответила Вера, присаживаясь на стул, стоящий у окна.

- Почему именно «мучиться»? Это ведь благое дело, возможно, ты будешь счастлива, - сказала Марина.

- Не надо мне такого «счастья», - уверенно отрезала Вера, глядя куда-то вдаль. Взгляд ее стал жестким, красиво выщипанные брови нахмурились:

- Тебе легко говорить – у тебя свои дети и муж, - сказала она, будто бы упрекая подругу.

- Мы с мужем давно мечтаем усыновить ребенка, ты знаешь, но пока нет благословения духовника. Иначе давно бы усыновили, - с грустью ответила Марина.

- А если будет больной? – с сомнением спросила Вера.

- Нам терять нечего, у нас есть один ребенок-инвалид, горько вздохнув, сказала Марина, и посмотрела на Женю, сидевшего на своем детском стульчике и что-то рисовавшего в большом толстом альбоме.

- Но… это - свой, - покраснела Вера.

- Да, свой собственный ребенок тоже может оказаться больным, - ответила Марина, - так что тебе нечего бояться, больным может быть как родной, так и усыновленный.

- Но если я усыновлю, то тогда уж точно замуж не выйду – кому я буду нужна с ребенком? – спросила Вера, закручивая локон, выбивавшийся из пучка волос, собранного на затылке.

Марина промолчала. Она ждала, что Вера вспомнит свой вопрос, с которого начался их сегодняшний разговор.

Но чуда не произошло, и Марина, решившись, спросила:

- Света, кстати, вышла замуж при наличии ребенка. Как ты думаешь, почему?

- Не знаю. Видно, на то воля Божья, - ответила Вера.

Но смирения в ее глазах Марина не увидела. Скорее, это была злость и даже зависть, в которой Вера не признавалась не только священнику на исповеди, но даже самой себе.

- Нет, Вера. Не надо все на Бога сваливать. Дело еще и в тебе самой, - решилась, наконец, на серьезный разговор Марина.

- Это почему? Разве я не подхожу на роль жены? – Вера деланно усмехнулась, но было видно, как она занервничала.

Подумав несколько секунд, Марина все-таки решила не лицемерить, а высказать подруге все, о чем она так долго размышляла:

- Ты стройнее ее. У тебя лучше образование. Ты одеваешься гораздо красивее ее, и черты твоего лица более совершены, - честно ответила ей Марина.

Вера заметно приободрилась:

- Так почему я одинока?

- Ты сама только что дала ответ, - ответила Марина.

- Ответ? И что я сказала? – удивилась Вера.

Марина молча размешала чай и поставила его перед сыном.

- Я сказала только то, что не подхожу на роль жены, - рассмеялась Вера.

- Так и есть. Не подходишь абсолютно, и ничего в этом смешного нет.

В первые несколько секунд Марина увидела, что Вера задыхается от злости и изумления, но она все-таки сдержала себя и спросила с издевкой:

- И почему же?

- А ты сама когда-нибудь задумывалась об этом?

- Конечно. Я думала: «Неужели я такая страшная?» - сказала Вера, и, на всякий случай, достала из белой блестящей сумочки пудреницу со стразами, открыла ее и посмотрела в маленькое зеркало.

- Страшно то, что ты не видишь очевидного, - ответила Марина.

- Не говори загадками. Я тоже так умею, - усмехнулась Вера.

- Хорошо. Ты злая, но не чувствуешь этого. Ты эгоистка, но не хочешь в этом признаться.

- Да кто ты такая, чтобы говорить мне такие вещи? – возмутилась Вера.

- Я – тот человек, которого ты попросила высказать свое мнение, - с грустью ответила Марина, ставя перед подругой чашку свежесваренного кофе.

- Хорошо. Объясни, что во мне злого и в чем я эгоистка? И, заодно, чем я хуже Светы? – ехидно спросила Вера.

Марина, вздохнув, сказала:

- Вспомни, где и как Света познакомилась со своим мужем?

- Это был День Рождения Маши, ее муж пригласил своего друга, с которым мы до той поры не были знакомы. Впоследствии он стал мужем Светы.

- Помнишь, какая ты была красивая? Ты только вышла из салона красоты: укладка, педикюр, «наманикюренные» руки с гелевыми ногтями? А помнишь Свету? Располневшую после родов, с шестимесячным ребенком на руках, который то и дело хватал ее за нос?

Вера усмехнулась, а Марина продолжила:

- Нос Светы покраснел, и ты смеялась на ней. А помнишь, как Света попросила тебя подержать Мишеньку, и ты отказалась?

- Нет…

- А я помню. Ты сказала, что Миша может тебя обслюнявить. До этого он срыгнул на меня.

- Ну, и что в этом такого? Знаешь, сколько стоило мое платье?

- Ничего не стоило твое платье, Вера. Ничего. Ничего по сравнению с дешевым джинсовым сарафанчиком Светы, в котором она проходила всю беременность.

- Ты несешь какую-то чушь.

- В том-то все и дело, что это не чушь! Вера, как ты думаешь, с какой женщиной приятнее находиться рядом? С той – в дешевом джинсовом сарафане, которая не думает о том, как она выглядит, зато моет посуду в свободную минуту, когда малыш спит, которая нарезает хлеб, убирает осколки разбившейся тарелки – в общем, помогает своим ближним? Или приятнее, чтобы рядом была красивая «фарфоровая кукла», боящаяся сломать ноготь? Сидящая, как королева, и желающая, чтобы ее обслуживали? Кому хочется быть пажом? Разве только, какому-нибудь мазохисту, но ведь такие мужчины тебе не нужны!

Вера покраснела:

- Я пришла на праздник, отдыхать. Да, я тогда только вышла из салона красоты, и не хотела мыть посуду, чтобы не испортить ногти, потому что впереди у меня рабочая неделя. В чем мой грех?

- Причем здесь грех, - устало махнула рукой Марина, - я спросила, как ты думаешь, с какой женщиной приятнее, спокойнее и комфортнее находиться рядом, с точки зрения мужчины? Вера, пойми, нет ничего удивительного в том, что Сергей начал ухаживать не за тобой, а за Светой, хотя ты вон из кожи лезла, чтобы обратить на себя его внимание.

- Просто ему нравятся толстухи с покрасневшими носами, - процедила Вера сквозь зубы.

- Нет. Это значит, что ему, как и всем остальным нормальным мужчинам, нравятся мягкие, женственные, чуткие женщины.

- Это чем, интересно, Светка более мягкая и чуткая, чем я? – изумленно спросила Вера, поставив чашечку с недопитым кофе на стол.

- Помнишь, на первом курсе у тебя был роман?

- И что? – с вызовом спросила Вера.

- А то, что ты забеременела, и сделала аборт, - сказала Марина и закрыла дневник, в котором только что расписалась – завтра у Лизы в школе намечалось родительское собрание.

- Но я же тогда еще не пришла к Богу! – воскликнула Вера.

- Света тоже еще не пришла к Богу на тот момент, когда ее бросил отец Миши, но она, тем не менее, не смогла сделать аборт. Она более чуткая. Чуткая не только потому, что моет посуду, хотя вполне могла бы этого не делать, она чуткая к боли другого – своего ребенка. Она не смогла убить его, несмотря на то, что у нее тоже на тот момент не было никаких нравственных ограничений. Но давай поговорим о тебе. Сейчас ты пришла к Истине. Как ты теперь реагируешь на то, что прервала жизнь своего ребенка?

- Я покаялась в этом! – твердо сказала Вера.

- И как ты каешься?

- Как все! – удивилась Вера, - ставлю свечки. Молюсь. Я же рассказывала тебе, что ходила на исповедь, и батюшка простил мне этот грех.

- Наверное, я не точно выразилась. В чем заключается твое покаяние?

- Я недавно в Дивеево ездила, молилась.

- Вероятно, я снова неясно выразилась, - предположила Марина и нацепила половую тряпку на швабру: Женя только что пролил чай, - «покаяние» в переводе с греческого (μετάνοια –метанойя) означает «перемена ума». Перемена образа мыслей. В чем заключается твоя перемена?

- Я тебя не понимаю, - рассердилась Вера.

- Плоды покаяния должны быть противоположными совершенному греху, - ответила Марина, - ты, наверное, читала об этом. Перемена предполагает то, что человек начинает мыслить по-другому. Понимаешь? Это не просто сказать: «Я согрешил, я каюсь», это когда человек начинает вести себя принципиально по-другому.

- Как? – спросила Вера, округлив глаза.

- Человек, который изменился, мыслит не о том, как ему будет лучше, а как другим сделать лучше. Раньше ты думала о себе, теперь подумай о других, сказала Марина и еле слышно добавила – например, не сиди, рассматривая свое кольцо, а возьми и почисти картошку.

- Что ты там бормочешь? Не слышу. Я вещи свои соседской девочке-подростку отдаю, из семьи алкоголиков - ответила Вера.

- Какие вещи, Вера? Те, что вышли из моды и тебе уже надоели? «На тебе, убоже, что мне негоже?» - процитировала Марина известную пословицу.

- Не понимаю, что ты ко мне прицепилась? Ты хочешь, чтобы я отдавала ей свои новые и красивые вещи, а сама одевалась в обноски? Тогда на меня уж точно никто не посмотрит! – пожала плечами Вера и поправила тонкий браслет на своем изящном запястье.

- Вера, это мужчины «на одну ночь» в поисках сексуального объекта обращают внимание исключительно на фигуру, одежду и независимость женщины. Тебе что, нужны такие парни - бездельники? Когда же ты, наконец, поймешь, что нормальные, настроенные не на блуд, а на брак, мужчины смотрят не на ухоженные руки и красивые ногти, а в глаза? Глаза – зеркало души, и нормальных мужчин прежде всего привлекает взгляд, но не похотливый, а кроткий и нежный? Они смотрят не на стройную фигуру, не на сногсшибательное платье, а на улыбку, причем не ехидную, а добрую? Обращают внимание не на раскрепощенную походку и супермодные сапожки, а на мягкость и женственность? То есть, реагируют вовсе не на оболочку?

- О каких таких моих плохих поступках идет речь? – спросила Вера, - и почему ты считаешь, что во мне женственности меньше, чем в Светке?

Марина вздохнула и терпеливо продолжила:

- Вспомним снова День Рождения Маши. То, что ты отказалась подержать малыша, побоявшись, что он испачкает твое платье – это поступок, характеризующий тебя негативно. Мужчина, на которого ты обратила внимание, видел, как ты относишься к ребенку. Ты показала себя неласковой, и не доброй. То, что ты отказалась мыть посуду, дало основание предположить, что ты лентяйка, и плохая хозяйка, а оба эти поступка показали, что ты – эгоистка, - резюмировала Марина.

- Ты несешь какую-то чушь! – возмутилась Вера, - наоборот, у Светы дома бардак, а у меня – идеальный порядок, как в аптеке! И почему это, интересно, я – эгоистка??

- Подумай сама, - ответила Марина, - в твоей идеально-музейной дизайнерской квартире все стоит на своих местах, и нельзя ничего тронуть – сразу загрызешь! Ты даже меня и Свету в гости не приглашаешь , потому что боишься, что мы с детьми придем, и не красней, пожалуйста. Так что, твой пресловутый идеальный порядок отнюдь не говорит о том, что ты – хорошая хозяйка. Скорее о том, что ты – педантичный и жесткий человек, не желающий ни с чем мириться и не собирающийся считаться ни с кем. Не обижайся и пойми, что с тобой неуютно не только мне, но и мужчинам. Можно выпить бокал вина в красивом интерьере твоей квартиры, заняться сексом с твоим ухоженным телом, сходить в кино, в кафе, продемонстрировав приятелям свою симпатичную стройную даму в дорогой модной одежде. Но – это все, - выдохнула Марина. Она очень боялась обидеть подругу.

Но Вера, надо отдать ей должное, не обиделась, а, подумав минуту, сказала:

- Допустим, ты права. Я такая-сякая эгоистка, сделала аборт, поэтому получаю по заслугам: я одинока. Но вспомни Аллу, она сделала два аборта! И она, между прочим, тоже всегда следит за собой! Но в отличие от меня, Алла все-таки вышла замуж!

- Вера, а ты вспомни, после того, как Алла воцерковилась, как она кается в этом грехе? Как ездит, каждые выходные, в детский дом для умственно отсталых детей и занимается с ними, тратя на них половину своей зарплаты? Скажи честно, ты способна на такое?

- Честно – нет. Я хочу заниматься своими детьми, своей семьей.

- «Хочу», «своими», - у тебя только твои личные интересы и амбиции, и ничего вокруг ты видеть не желаешь. Скажи, какому мужчине понравится женщина, зацикленная только на себе, на своих ногтях, платьях, интерьерах, мечтах? Пусть она и красивая, но взамен ничего не может дать: ни тепла, ни ласки, ни любви.

- Да что ты такое говоришь? – разозлилась Вера, - кто тебе дал право судить меня?

- Я не сужу, Вера, я просто мыслю логически, как мыслят мужчины. Вспомни, как Алла собирала деньги в прошлом году. У одного из ее подопечных была острая необходимость в приобретении слухового аппарата, ребенок практически не развивался, хотя мог бы быть вполне нормальным. Света дала, сколько смогла, хотя сама знаешь, какая у нее ситуация: больная мама и маленький ребенок. У тебя, я знаю, были деньги, но ты не дала ни копейки.

- Мне самой тогда не хватало, я занимала на машину! Да и вообще, кто ты такая, чтобы считать мои деньги?

- Я? Никто. Ладно, проехали. Но больше не спрашивай у меня, пожалуйста, почему ты не можешь выйти замуж, - сказала Марина, поливая стройную орхидею, стоящую на подоконнике.

Вера молчала, и Марина, посмотрев поверх головы подруги на солнце, склоняющееся к закату, добавила:

- Кстати, Света на тот момент копила деньги на новую плиту, а у Аллы нет машины, хотя она зарабатывает не меньше, чем ты. Как ты думаешь, почему?

- А Лида? Она тоже с ребенком, но замуж выйти не может, тоже почему-то не берут! – вспомнила их общую знакомую из параллельного класса Вера.

- Лида, будучи в коротком браке, родила ребенка. Но знаешь…. Ты, конечно, такие мелочи не замечаешь, а я вот помню, как мы часто гуляли с ней в сквере, когда моей Лизе было около года, а ее Славику и того меньше, - задумчиво произнесла Марина.

- И что ты помнишь? – с сомнением в голосе спросила Вера.

- Помню, как она резко качала коляску, не желая взять на руки и успокоить плачущего малыша, испугавшегося резкого звука случайно сработавшей сигнализации на автомобиле, мимо которого мы в тот момент проходили. Еще помню, как она небрежно кидала поверх уснувшего сына одеяльце, не укутывая его, оставляя открытыми ножки, хотя осень в том году наступила ранняя. В ту осень почти каждый день дул холодный пронизывающий ветер. Я говорила ей об этом, но она только отмахивалась, и я сама каждый раз закутывала Славика. Он, кстати, у нее часто болел, а Лида злилась, хотя, по идее, должна была злиться не на него, а на себя – то шапку ему неудобную оденет, и ей все равно, что у ребенка уши открыты, то памперс вовремя не поменяет, и мальчик лежит весь холодный и мокрый…

- И это мешает ей выйти замуж? То, что она ребенка нормально одеть не может? – скривив губы, спросила Вера.

- Ее внутренняя сущность мешает ей выйти замуж. Безразличие Лиды по отношению к собственному ребенку выдает ее. Наверное, поэтому она с мужем развелась, - задумчиво предположила Марина.

- Ты разве не помнишь, что муж Лиды сам ушел от нее? – удивилась Вера.

- Помню, конечно. Но, кажется, он сейчас женат, и счастлив. Его жена не такая «тонкая натура», как Лида. Она гораздо проще и менее красива, зато с ней уютно и комфортно, а что еще нужно мужчинам? Они же, как дети – любят, чтобы о них заботились, чтобы их слушали и слышали, - сказала Марина. Она только что закончила мыть пол и достала пакет картошки из низенького шкафчика для овощей, стоящего под столом.

- Да он просто бессовестный! Бросил ее с ребенком! – воскликнула Вера.

- Мы сейчас не о нем, Вера, а о том, почему женщины бывают одиноки, - твердо прервала ее Марина, отмывая в раковине картофель.

- Ну, допустим. Тогда почему твоя сестра Наташа одинока? Молодая девушка, ей 24 года всего. Красивая, образованная, окончила институт, ходит на миссионерские курсы…

- Наташка? – Марина рассмеялась.

- Не понимаю, что тут смешного? – удивилась Вера.

- Наталья как раз и есть воплощение старой девы, несмотря на молодой возраст. Родители избаловали ее. Они считали Наташу идеальным ребенком, и воспитали соответственно. Если она не «сломает» себя, то ее даже в монастырь не возьмут.

- Почему?

- Потому что она разговаривает со всеми жестко, на повышенных тонах. Она ворчлива, как старуха, высокомерна и, я бы даже сказала, заносчива – она «отшивает» всех молодых людей, которые смеют посмотреть на нее. Наташа ждет принца, поскольку считает, что достойна быть королевой, а принцев, как известно, не бывает. Что же касается ее таланта миссионера, так это просто беда – начитавшись соответствующих книг, Наталья решила, что имеет право всех поучать. Но а если кто-то с ней не согласен, она начинает кипятиться – в общем, «замиссионерить» хоть кого-то из «заблудших овец» у нее не получается, в основном эффект как раз обратный. Пройдет еще немного лет, и она, возможно, изменится. Но если нет, то мою сестру можно только пожалеть, - пожала плечами Марина.

- Ты, наверное, ясновидящая, - насмешливо сказала Вера.

- Нет… я просто сложила большую картину из маленьких пазлов, - задумчиво ответила Марина.

- О каких пазлах ты говоришь?

- О реакциях, поступках, ходе мыслей моих незамужних подруг и просто знакомых одиноких женщин, - Марина посмотрела на Веру, и закинула порезанную картошку в кастрюлю с наполовину сварившимся куском говядины.

Tags: аборт, бабство, рассказ
Subscribe

Posts from This Journal “рассказ” Tag

  • Для тех, кто ждал. Для информации.

    http://blagozvon.ru/catalog/detail.php?ELEMENT_ID=79756

  • МАТРЕШКА

    Написала жесткий психоделический новогодний рассказик, на православных ресурсах его вряд ли опубликуют, ведь все православные издатели любят розовые…

  • Матушка

    Позавчера, наконец, закончила, можете меня поздравить, и спасибо тем, кто ждал и молился). Начало я уже показывала, а сейчас залила часть рассказа на…

  • ВРЕМЕННЫЙ МИР

    О персональной выставке живописи и графики Елены Живовой "Временный мир". 2017 год знаменателен возвращением к кисти и мастихину мастера пастозной…

  • Сегодня будут все. А ты?

    Слово "аборт" в переводе с английского означает прерывание. Прерывание человеческой жизни, убийство ребенка, находящегося в утробе матери. Во всем…

  • Убить ради нового пальто?

    Опубликовали один из моих репортажей. Помню, уже постила его здесь. Хотите верьте, хотите - нет, но в рассказе описаны реальные события. Мне 39…

  • Пустячок, а приятно)

    Уже второй год подряд приглашают. Но мне этим заниматься неохота...

  • Года три назад начала писать рассказ

    Недавно появилось несколько свободных дней, попыталась его продолжить. Накатала 70 страниц, но получилась жесть, которую ИС РПЦ однозначно не примет.…

  • Творческие муки)

    Пишу о проблемах нашего общества – упрекают в нетолерантности. Пишу правду – упрекают в том, что вру (это меня больше всего удивляет, кстати). Пишу,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments