Елена (elenorthodox) wrote,
Елена
elenorthodox

Еще один рассказик. События реальны, имена изменены.

РАССКАЗ О БЛАГОЧЕСТИВЫХ ПАЛОМНИЦАХ

Юбка до пят, волосы зачесаны назад, никакой косметики, на голове платок – признак смирения, жертвенности и благочестия? Далеко не всегда…

(народная мудрость)

Утро одного из последних августовских дней было хмурым. Всю ночь шел дождь, и на веранде, где спала с младшим сынишкой Анна, было сыро и холодно.

Аня проснулась от поцелуев, которыми буквально осыпал ее лицо годовалый Тиша. Она улыбнулась и попыталась укутать малыша в одеяло, потому что его носик и ручки были прохладными, но не тут-то было: маленький непоседа стал стаскивать одеяло с мамы:

- Тянь! Тянь! – повторял неугомонный малыш.

На его языке это означало «встань».

Ничего не поделаешь – пока дети маленькие, о том, чтобы выспаться, можно было даже и не мечтать. Аня встала, взяв в одну руку малыша, а в другую – недопитую бутылочку, которую надо был срочно помыть, чтобы сын не успел выпить недопитое с вечера, прокисшее молоко, и пошла на смежную с верандой кухню.

На кухне уже бегали, в одних трусах, замерзшие Фрося и Трофим.

- Что это вы так рано встали? – удивилась Аня.

- Это вы сегодня встали поздно! – ответил за младших брата и сестру старший сын Ваня.

Анна посмотрела на часы и обрадовалась: впервые за столько недель ей удалось, наконец, встать не в половине шестого, а в семь – надо же, какой замечательный подарок ей сделал младший сын Тиша в это пасмурное дождливое утро!

Радость Ани отразилась на лице, но вошедший муж, полностью готовый к дороге, ее не разделил:

- Сколько можно спать? – спросил он и поцеловал жену, - давай, собирайся – надо было выйти в семь, а сейчас уже начало восьмого!

- Ты представляешь, я, кажется, выспалась! – сказала Аня.

- Поздравляю! Как бы я на службу не опоздал. Собирайся быстрее, а я пойду устанавливать детские кресла.

- Ничего, из-за того, что мы выйдем на 15-20 минут позже, не опоздаешь. Мне, кстати, сегодня к стоматологу в 15:30. Ванечка, одень Тишу, а я помою и одену Фросю.

- Минут пять пытался зажечь колонку, но, похоже, она совсем сломалась, и воды горячей нет, - сказал Ваня.

- А молиться не пробовали? – спросил папа.

Он подошел, прочитал короткую молитву, перекрестил кран и включил его. Полилась горячая вода.

Аня помыла дочку, отдала ее старшему сыну, а сама тем временем быстро вымыла бутылку, умылась, закинула в рюкзак подгузники, влажные салфетки, пакетики с соком, кукурузными хлопьями и детским печеньем, помогла одеться Трофиму и вышла из дома. Причесаться, как всегда, не успела – только повязала на голову платок, из-под которого сзади висела, наполовину расплетенная коса.

Муж уже пристегивал в креслицах младших детей.

Через три минуты они уже мчались к монастырю, где их ждала Ольга.

- Неужели нам так необходимо ехать в Харьков? – спросила Аня.

- Ольга сказала, что звонила в консульство, и ей ответили, что, если она потеряла паспорт, то ей необходимы два свидетеля-россиянина.

- Толя, но почему мы? Неужели больше некому? А та девушка, которая приехала с ней?

- Оксана? Она уже уехала. Кстати, я предлагал сначала им съездить вдвоем, но Ольга ответила, что необходимы именно два свидетеля.

- А в тот день, когда Оксана уезжала, консульство работало?

- Да, работало. Но у Оксаны поезд в Москву отходил вечером, и она не пожелала сидеть несколько часов на вокзале.

- Но попытаться-то можно было?? Неужели взрослой женщине тяжелее посидеть на вокзале, чем нам всей семьей тащится с грудным ребенком несколько часов на нашем едва живом Додже, который может в любую минуту сломаться? Кстати, скоро малышам надоест сидеть, и они начнут плакать! – предупредила Аня.

- Ольга в тот день с Оксаной не поехала, поэтому нет выбора – приходится ехать нам. Нельзя же бросить человека в беде.

- Нельзя бросить человека в беде, это грех - согласилась Аня, а создавать проблемы малознакомой многодетной семье с маленькими детьми можно? Это, по-твоему, в порядке вещей? Неужели у нее вообще никого нет, кто смог бы поехать с ней в консульство? Почему она не обратилась за помощью к друзьям или родственникам?

- Я не знаю. Давай закончим этот разговор, - ответил ей муж.

Через некоторое время к ним подсела Ольга.

Малыши еще полчаса сидели спокойно, потом Тиша расплакался, и его ненадолго угомонили бутылочкой, а двухлетняя Фрося стал смотреть мультфильмы в мамином телефоне.

Шел дождь, поэтому приходилось то включать, то выключать печку – стекла их старенькой машины, разменявшей второй десяток, запотевали. Детям было то холодно, то жарко и душно, и они капризничали. «Как бы не простудились», - подумала Аня, и сказала:

- Смотри, кажется, начинается осень.

- Да, деревья как будто позолоченные, - ответил ей муж.

- В такую погоду приятно ехать на машине, - сказала Аня старшему сыну и улыбнулась.

Тем временем Фрося и Тиша расплакались так отчаянно, что чуть было, не пришлось останавливаться на дороге и успокаивать их. Слава Богу, доехали до кафе, где Фрося сходила на горшок, Тише поменяли подгузник, а все остальные позавтракали. Надо было ехать дальше.

Через некоторое время Тиша уснул, и они въехали в Харьков. Город был действительно красив, но встретил их огромной пробкой, которая провожала машину до самого консульства.

Поставить Додж было некуда, и они припарковали автомобиль на соседней улице. Аня бережно взяла на руки спящего Тишу, папа - Трофима, а Ваня подхватил Фросю, и они вышли под холодный, нудно моросящий дождь. Маленький Тиша сморщился – капли падали ему прямо на лицо.

Аня подбежала к зданию консульства и хотела, было, зайти внутрь, но ее не пустили:

- Стойте на улице и ждите, когда вас вызовут. Пока одного человек достаточно.

- Но у меня ребенок мокнет под дождем! – возмутилась Аня.

- Накрой его, - сказал ей муж, снял куртку и помог укутать спящего сына.

Двухлетняя Фрося, на которую тоже капал дождь, начала хныкать.

Через некоторое время их все-таки впустили в здание.

Фрося и Трофим стали весело гоняться друг за другом, так как долгое сидение в машине утомило детей, но охранник строго посмотрел на них, и сказал Ане, чтобы она усадила детей на стулья.

- Но они уже устали сидеть, - прошептала Аня, покачивая готового проснуться Тишу.

Тем временем появилась Ольга:

- Кажется, все в порядке! Было достаточно ксерокопии утерянного паспорта, ваше присутствие не требуется, - сообщила она.

- Слава Богу. Но скажи, почему ты не удосужилась приехать сюда раньше, и выяснить, нужны мы или нет? Неужели ты считаешь, что нам ничего не стоит взять детей и покататься с ними за 140 километров? - спросила Аня.

- Я не думала, что вы поедете с детьми. У вас же есть няня!

- Могла бы поинтересоваться. Допустим, оставлю я няне одного ребенка. Но не всех же! К тому же, ей надо платить деньги, и она работает у нас не каждый день, а самое главное – почему ты решила, что у нас есть свободное время для того, чтобы так просто взять и прокатиться с тобой в Харьков? Между прочим, мы недавно переехали, и до сих пор не обустроились в новом для нас месте. У меня нет времени даже на то, чтобы распаковать вещи! Летние одежки младшим я вытащила только на днях, потому что все было завалено тюками, и обнаружила, что почти все вещи им уже малы. Почему ты не поехала сюда раньше, чтобы все выяснить? С Оксаной, например? – начала выходить из себя Аня

- Она не хотела потом ждать шесть часов поезда на вокзале…

- Да? А мои дети, они хотят сидеть в машине шесть часов, три туда и три обратно? – сорвалась Аня на крик, - неужели Оксане, не обремененной детьми, трудно посидеть на вокзале, а тебе – съездить в Харьков и выяснить все до того, как вынуждать нашу семью ехать с тобой? И вообще, погода в прошлый вторник была прекрасная, поэтому Оксане можно было не сидеть на вокзале, а прогуляться по городу. Может быть, она бы познакомилась со своим будущим мужем. Вот вы приехали в монастырь послужить Богу! Но что стоит ваше «православие», ваша вера, ваше добро? – чуть не плакала Аня.
Она знала, что Тиша, спящий на ее руках, скоро проснется и захочет поесть суп, побегать, поиграть, но будет вынужден сидеть голодный несколько часов в машине, и кричать, прикованный к детскому креслицу. Годовалому малышу ведь невозможно объяснить, что эта поездка - необходимость, и нужно немного потерпеть до приезда домой...

- Я вас понимаю, - сказала Ольга, опустив глаза.

- Нет. Вы, ты и Оксана, меня не понимаете, и не поймете никогда, пока не станете матерями, и ваши собственные дети не будут часами орать в машине. Все ваши добрые дела, которые вы приехали совершать здесь, не стоят ничего, по сравнению с тем, как вы измучили моих детей.

- Если делаешь добрые дела, то делай их просто и без упреков, - сказал Ане муж.

- Добрые? По отношению к кому это дело доброе? По отношению к моим детям? По отношению к ним, это издевательство! По отношению к Ольге – это не доброе дело, а просто глупое и бессмысленное, потому что она вполне могла все уладить сама, как и произошло. Могла, но просто поленилась ехать одна – ей хотелось конкретного результата, причем любыми путями, пусть даже создав проблемы другим, ни в чем не повинным людям, не имеющим к ней никакого отношения, это просто панибратство! И почему я должна молчать, и делать вид, что все в порядке? Я считаю, что молчать в данном случае - это лицемерие и человекоугодничество!

- Надо было оставить детей дома…

- Оставить с кем? С няней, у которой порван мениск, хромающей пожилой женщине? Ей, между прочим, тяжело гоняться за двумя малышами. Она сегодня, кстати, взяла выходной, чтобы пойти к врачу. И вообще, она работает у нас за копейки, из милости. А оставить Фросю и Тишу с Ваней, с подростком, я, прости, не могу – мало ли что случится, дети слишком маленькие.

Ольга стояла молча, опустив глаза.

- Прости меня, Ольга, за резкость. Но я сказала то, что думаю – повернулась к Ольге Анна.

На обратной дороге Фрося, похныкав, уснула, а Тиша, уставший от бесконечной езды, всю дорогу кричал так, что, в конце концов, осип. Взять на руки его не было возможности, потому что шел дождь, дорога была мокрой, а машина неслась с большой скоростью: папа очень хотел успеть на службу - был двунадесятый Праздник. Но он все-таки опоздал, хотя даже не стал подвозить семью домой, а просто высадил жену и вспотевших от крика детей из машины у ближайшего пешеходного перехода.

Когда Аня вытащила детей из машины, они, уставшие плакать и всхлипывающие, были обкаканы, и, видимо, давно, потому что на коже у них уже появилось раздражение.
Аня помыла малышей у опешившего стоматолога, к которому они "ввалились всем табором", промокшие и усталые, опоздав минут на сорок.

- Видишь, не зря съездили. Пока стояли в пробках, успели рассмотреть город, - сказала Анна уставшему от детских криков, недовольному Ване и, подмигнув ему, добавила:
- Ты побудь с детьми в коридоре, пожалуйста, я попрошу врача починить мой зуб как можно быстрее, а потом вызову такси, и мы поедем домой.

Tags: ПАЛОМНИЧЕСТВО, бабство, зацепило!, многодетное, о любви, рассказ, семейное, церковное
Subscribe

Posts from This Journal “рассказ” Tag

  • Для тех, кто ждал. Для информации.

    http://blagozvon.ru/catalog/detail.php?ELEMENT_ID=79756

  • МАТРЕШКА

    Написала жесткий психоделический новогодний рассказик, на православных ресурсах его вряд ли опубликуют, ведь все православные издатели любят розовые…

  • Матушка

    Позавчера, наконец, закончила, можете меня поздравить, и спасибо тем, кто ждал и молился). Начало я уже показывала, а сейчас залила часть рассказа на…

  • ВРЕМЕННЫЙ МИР

    О персональной выставке живописи и графики Елены Живовой "Временный мир". 2017 год знаменателен возвращением к кисти и мастихину мастера пастозной…

  • Сегодня будут все. А ты?

    Слово "аборт" в переводе с английского означает прерывание. Прерывание человеческой жизни, убийство ребенка, находящегося в утробе матери. Во всем…

  • Убить ради нового пальто?

    Опубликовали один из моих репортажей. Помню, уже постила его здесь. Хотите верьте, хотите - нет, но в рассказе описаны реальные события. Мне 39…

  • Пустячок, а приятно)

    Уже второй год подряд приглашают. Но мне этим заниматься неохота...

  • Года три назад начала писать рассказ

    Недавно появилось несколько свободных дней, попыталась его продолжить. Накатала 70 страниц, но получилась жесть, которую ИС РПЦ однозначно не примет.…

  • Творческие муки)

    Пишу о проблемах нашего общества – упрекают в нетолерантности. Пишу правду – упрекают в том, что вру (это меня больше всего удивляет, кстати). Пишу,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments