Собирая деньги на операцию старому коту, люди договорились до того, что надо усыплять больных детей


Прочитала я эти комменты, и вспомнила нескольких дам, о которых я, собственно, не забывала.
Разве можно забыть такое? Красиво нарисованные бровки, постоянно обновляющиеся прически, тонкие каблучки, нежные платьица, аккуратные коготочки... А под ними кровь.
Кровь, которая нам невидима. Но это до поры до времени. Ибо время, когда взойдет Солнце Правды, настанет.
Они ходят рядом со мной. И даже - вы не поверите - ходят в храм. Те, кто убивает своих детей. Они кажутся нежными, но хуже самых лютых зверей. За их милыми улыбками прячется беспощадный оскал смерти.
Никто никогда просто так не заводит разговор о том, что больных детей надо убивать, за этим всегда стоит что-то, чаще всего ПАС, невозможность оправдать себя, подобно падшему ангелу, из-за собственной злобы и гордости.
Я видела слезы этих женщин. Сами они считают эти слезы минутой слабости, жалостью к самой себе. Но я вижу: эти слезы из глубины их естества, это рыдания их еще живых душ, рыдания, которые они заглушают самосожалением, самооправданием, логикой - да чем угодно, лишь бы не смотреть в глаза правде.
Потому что правда режет глаза, а это больно. Никто не хочет, чтобы было больно, все любят, когда миленько, мягонько, уютненько. Ложью можно укутаться, как мягким пледом, во лжи всегда бывает уютно. Ты будешь лгать себе, лгать другим, что ты очень миленькая.
Но какие бы у тебя не были блестящие колечки, трогательные бровки, стильная сумочка, невесомый платочек, из-под которого, как подснежник весной, выбивается свежезавитой локон - ты все равно нераскаявшаяся убийца, жестокая и беспощадная, а вовсе не нежная и ранимая барышня, которой хочешь казаться.
Я знаю, что ты прочитаешь это. Не отводи взгляд и не сомневайся, я написала это именно тебе.
> Как должна расскаиваться оступившаяся женщина, чтобы пролайферы остались удовлетворены?
Отвечу, будучи пролайфером.
Первейший плод покаяния в данном случае - который к тому же требует никаких трудов или материальных затрат - это изменение мировоззрения в вопросе абортов.
Должно отказаться от общепринятого откровенно фашисткого убеждения, что эмбрион не является человеком. Которое противоречит не только нравственности, но даже науке, которая признает, что новый человек со своим уникальным генетическим кодом зарождается в момент зачатия.
Итак должно признать эмбрион - человеком, а аборт - убийством.