December 13th, 2017

Дети, как и взрослые, бывают разными...

Когда твой ребенок — психопат
The Atlantic побывал побывал в Лечебном центре Сан-Маркос штата Техас, где внедряют новый подход к проблемным детям - бессердечным, равнодушным, неэмоциональным - с полным букетом признаков настоящего психопата.

«Сегодня хороший день», - говорит мне Саманта, десять из десяти. Мы сидим в комнате переговоров Центра Сан-Маркос, что к югу от Остина, Техас. Стены этого зала помнят бесчисленные трудные разговоры между проблемными детьми, их озабоченными родителями и врачами клиники. Но сегодняшний день нам сулит чистую радость. Сегодня из Айдахо приезжает мама Саманты, как всегда, через каждые шесть недель, а это означает обед в городе и экскурсию в магазин. Девочке нужны новые джинсы, штаны для йоги и лак для ногтей.

11-летняя Саманта - полтора метра ростом, с черными кудрявыми волосами и спокойным взглядом. На ее лице сверкает улыбка, когда я спрашиваю о ее любимом предмете (история), а, когда говорю о нелюбимом (математика), она корчит гримасы. Она выглядит уверенной и доброжелательной, нормальным ребенком. Но когда мы вступаем на некомфортную территорию - говорим о том, что привело ее в это лечебное учреждение для подростков за 3000 км от родителей, Саманта начинает колебаться и опускает взгляд на руки. «Я хотела подчинить себе весь мир, - говорит она. - Так что я сделала целую книгу о том, как делать больно людям».

С 6 лет Саманта начала рисовать орудия убийства: нож, лук со стрелами, химикаты для отравления, пакеты для удушения. Она говорит мне, что пыталась убить свои мягкие игрушки.

- Ты практиковалась на мягких игрушках?

Она кивает.

- Как ты себя чувствовала, когда делала это с игрушками?

- Я была счастлива.

- Почему это делало тебя счастливой?

- Потому что я думала, что когда-нибудь сделаю это с кем-то.

- И ты пыталась?

Молчание.
- Я душила своего младшего братика.
Родители Саманты, Джен и Дэнни, усыновили Саманту, когда ей было 2. У них уже было трое своих детей, но они чувствовали, что должны добавить к семье Саманту (ненастоящее имя) и ее сводную сестру, старше ее на два года. Позже у них родилось еще двое детей.

С самого начала Саманта казалась своенравным ребенком, тиранически жаждущим внимания. Но таковы все малыши. Ее биологическая мать была вынуждена отказаться от нее, поскольку потеряла работу и жилье и не могла обеспечить своих четверых детей.

Никаких свидетельств жестокого отношения к ребенку не было. По документам Саманта соответствовала умственному, эмоциональному и физическому уровню развития. У нее не было трудностей с обучением, эмоциональных травм, никаких признаков аутизма или СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности).

Но даже в самом раннем возрасте у Саманты были плохие черты. Когда ей было около 20 месяцев, она устроила потасовку с мальчиком в детском саду. Воспитатель успокоил их обоих, проблема была решена. Чуть позже тем же днем, Саманта, уже приученная к горшку, подошла к тому мальчику, стянула свои штаны и помочилась на него. «Она точно знала, что делала, - говорит Джен. - Здесь была использована способность выждать подходящего момента, чтобы осуществить свою месть».

Когда Саманта подросла, она щипала, толкала, ставила подножки своим братьям и сестрам и смеялась, когда они плакали. Она ломала свинью-копилку своей сестры и рвала все купюры. Когда Саманте было 5, Джен отругала ее за плохое отношение к братьям и сестрам. Саманта поднялась в родительскую ванную и смыла мамины контактные линзы в унитаз. «Ее поведение не было импульсивным, - говорит Джен. - Оно было продуманным и преднамеренным».

Джен, бывшая учительница начальных классов, и Дэнни, врач, осознали, что исчерпали все свои знания и умения. Они обратились к терапевтам и психиатрам. Но Саманта становилась все опаснее. К своим шести годам, прежде чем ее отправили в лечебницу в Монтану, она три раза побывала в психиатрическом. Один психолог уверял родителей, что Саманте просто надо вырасти из этого, проблема лишь в задержке развития эмпатии. Другой говорил, что Саманта чересчур импульсивна, ей помогут лекарства. Третий предположил, что у нее реактивное расстройство привязанности, ей нужна интенсивная терапия. Но еще более часто психологи винили Джен и Дэнни, утверждая, что Саманта реагирует на жесткое обращение и отсутствие любви.

Морозным декабрьским днем в 2011 году Джен везла детей домой. Саманте только что исполнилось 6 лет. Внезапно Джен услышала крик с заднего сидения, а когда она посмотрела в зеркало заднего вида, она увидела руки Саманты вокруг горла ее двухлетней сестры, сидевшей в детском кресле. Джен разняла их, а по приезду домой отвела Саманту в сторону.
- Что ты делала? - спросила Джен.

- Я пыталась задушить ее, - ответила Саманта.

- Ты понимаешь, что это убило бы ее? Она не смогла бы дышать. Она бы умерла.

- Я знаю.

- А что случилось бы с нами?

- Я бы хотела убить всех вас.
Позже Саманта показала Джен свои рисунки, и Джен в ужасе увидела, как ее дочь демонстрирует, как задушить мягкие игрушки. «Я была так напугана, - говорит Джен. - Я будто полностью потеряла контроль».

Четыре месяца спустя Саманта попыталась задушить своего брата-младенца двух месяцев от роду.

Джен и Дэнни пришлось признать, что ничто не помогает - ни любовь, ни дисциплина, ни терапия. «Я читала, читала и читала, пытаясь найти диагноз, - говорит Джен. - Что описывает поведение, которое я наблюдаю?». В конце концов она нашла подходящее описание, но этого диагноза избегали все специалисты по психическому здоровью, поскольку он считался редким и неизлечимым. В июне 2013 года Джен отвела Саманту на прием к психиатру в Нью-Йорке, который подтвердил ее опасения.

«В мире детской психиатрии это практически смертельный диагноз. То есть, это значит, что ничто не может помочь», - говорит Джен. Она вспоминает, как вышла тем теплым полднем на улицу в Манхэттене, все было как в тумане, прохожие толкали ее, проходя мимо. Чувства затопили ее, переполнили. Наконец-то кто-то признал отчаяние ее семьи, ее нужду. Появилась надежда. Может, она и Дэнни смогут найти способ помочь своей дочери.

Саманте диагностировали расстройство поведения с бессердечием и неэмоциональностью. У нее были все признаки будущего психопата.

Read more...Collapse )