Купила детям шоколад разных видов и сосиски? Лови жалобу в прокуратуру, грешница!



Надеюсь, у большинства адекватных людей, прочитавших эту жалобу, отпадёт вопрос, почему я развелась.
Смеяться или плакать - вот в чём вопрос. Но когда дело касается тебя и твоих детей, смеяться не хочется. А тем более, плакать. С тем, чтобы плакать, я давно завязала. Поэтому, воспользуюсь своим любимым способом, и напишу. На потеху, или для вразумления - пусть каждый воспринимает это в меру собственной испорченности, для меня это уже не важно. Главное, наша история может помочь тем женщинам, которые мне пишут и тем, кто читает этот блог, помочь увидеть то, на что не хочется смотреть, и попытаться спасти (нет, не семью, а хотя бы детей), или, если повезёт, себя.

Начну с того, что даже после развода этот человек не оставляет меня в покое. Он "обсасывает" каждое написанное мной слово, обсуждает каждое фото в соцсетях, которое я выкладываю. Несмотря на то, что я везде его заблокировала, он каким-то образом видит "подзамочные" записи, демонстрируя мне скрины, которые ему, по его словам, рассылают его друзья. До того, как я наняла охрану, он позволял врываться в квартиру в семь утра и снимать меня на камеру телефона в нижнем белье. Даже сейчас он считает уместным задавать мне непристойные вопросы. Если бы мы жили не в России, то этому человеку, в лучшем случае, было бы запрещено приближаться ко мне, а в худшем случае он бы давно сидел за решеткой.

Но вернемся непосредственно к его заявлению. Справки о пропусках (причём, исключительно по вине заявителя) Ефремом и Спиридоном учебных занятий, кружков и секций дополнительного образования представлены мною в суд.

Необходимо отметить, что Ефрем и Спиридон проживали и проживают со мной, прикреплены к поликлинике по месту жительства, посещают образовательные учреждения, кружки и секции дополнительного образования, что подтверждено соответствующими документами, представленными в суд. Что касается Параскевы - она отказывалась общаться с отцом после того, как он переехал, и с мая они практически не виделись.

Что касается неуместных обвинений в мой адрес о неисполнении обязанностей по воспитанию детей, обоснованных моими личными фотографиями из Инстаграмм и утверждениями о том, что я якобы оставляю детей в ночное время, полагаю необходимым пояснить следующее.

Перформанс (от английского performans – представление, исполнение) – одна из форм современного искусства, которая строится на провокации. Часто бывают случаи, когда перформансы прерывались по вине реагирующих неадекватно зрителей, чьи тёмные стороны души обнажали те или иные творческие акты. Аккаунт в Инстаграмм, один из нескольких моих аккаунтов, на котором представлены данные фотографии, создан для друзей, не зарегистрирован в качестве средства массовой информации и не является бизнес-профилем. Бутылки, использованные в перформансе, пустые, и хочу заметить, что все они были выпиты Николаем Лавреновым в период проживания его с нами. Распития спиртных напитков в присутствии детей, как указано в заявлении, не происходило. Кроме того, законодательство разрешает свободно употреблять алкоголь в любом месте за исключением тех зданий и территорий, которые находятся под запретом, не говоря о бокале вина в кругу друзей у себя дома. Даже если предположить, что я с друзьями выпила бокал вина у себя дома, что в этом действии сверх понимания адекватного человека? Я не говорю, о состоянии алкогольно зависимых людей, страдающих недугом алкоголизма, в связи с чем они употребляют алкоголь до состояния невменяемости, и неадекватно реагируют на любые изображения бутылок. Люди стараются скрывать свои пороки, никто не совершенен, и у меня, как и у любого человека, есть недостатки, но я никогда не была алкогольно зависима, о чём ответчик, проживший со мной 15 лет, прекрасно осведомлён.

Что же касается довода Лавренова Н.В. об оставлении детей с посторонними людьми. Эти доводы также являются ложью, как и якобы посещение мною ночных клубов. Сложно представить каким образом и зачем многодетной матери проводить таким образом ночное время. В ОДН мной представлен договор на безвозмездное оказание услуг няни, её данные и медкнижка. Девушка является другом нашей семьи уже четвёртый год, она студентка педагогического колледжа. Приходит по моей просьбе не более одного раза в неделю и не больше чем на три часа в дневное или вечернее время, что бывает крайне редко. В это время я могу сходить за продуктами, в аптеку, и пр., уделить время уборке, стирке и т.п., либо посветить время работе, так как работаю дома. Заявитель не указывает конкретных дат, время, обстоятельств – когда, по его мнению, я оставляла детей одних с посторонними людьми в ночное время, но в суде он привёл именно тот день, когда я поехала за Спиридоном.

Если рассматривать тот день, когда я вынуждена была поехать за своим сыном Спиридоном, которого он увез от меня против моей воли в город Алексин Тульской области, то да - я поехала за сыном и забрала его. Сына я нашла на улице, гуляющего с двоюродным братом, который был старше его на несколько лет. Мальчики гуляли одни, было восемь вечера и уже стемнело. Я забрала Спиридона и увезла его. Как только об этом узнал Лавренов, он поехал в квартиру, где проживаю я с детьми, свободно вошел туда (открыв дверь своим ключом), разбудил Ефрема (ребенка инвалида) и забрал его (рассчитывая именно на то, что мальчик аутист не сможет сопротивляться), при этом оставил (с посторонними, как он указывает, людьми) спящую дочь Параскеву. Действительно, в этот день я вынужденно задержалась и ехала на такси домой вместе с сыном Спиридоном, а он в это время фактически «выкрал» без моего ведома Ефрема.

Особенно интересно то, что накануне этого события я предложила Лавренову перевести пособие по инвалидности, которое он получал за Ефрема, на меня, аргументируя это тем, что именно я занимаюсь ребёнком, кормлю, одеваю, вожу его на занятия и пр. Но Лавренов не желал лишиться 12 тысяч рублей в месяц и трудового стажа, который он получал по уходу за ребенком-инвалидом, и выкрал Ефрема, убив, что называется, двух зайцев - доказав свою "состоятельность" как отца (чтобы сохранить пособие), и отомстив мне за то, что я забрала Спиридона. Очевидно, он сделал это нарочно, чтобы доставить боль мне, не учитывая интересы детей, ведь после того, как он забрал Ефрема, он ни разу не привёл мальчика на хор, который он посещал уже третий год и готовился к отчётному концерту. Выступить на сцене - практически единственная радость Ефрема, особого ребёнка, но Лавренов не привёз мальчика ни на репетицию, ни на сам концерт. Он не возил Ефрема даже на занятия творчеством, где мальчик с удовольствием занимался уже пятый год. Лавренов даже не водил его в школу, куда писал заявления о пропусках "по семейным обстоятельствам" и принципиально не пустил его со мной на отдых на море (я приобрела тур на осенние каникулы). Когда дети жили у меня, я никогда не препятствовала отцу общаться с ними, но Лавренов, забрав Ефрема, не позволял мне видеть сына и общаться с ним.

Ефрема я вернула в стрессовом состоянии, весом 47 кг при росте 168 см. (что подтверждается медицинскими документами) и до того момента, как суд определил место жительства детей со мной, наняла круглосуточную охрану и водила детей в сад, школу и на занятия в сопровождении телохранителей. Меня поймёт только тот, кто прошёл этот ад. Жестокость, манипуляции детьми и чувство безнаказанности этого человека меня больше не удивляют. Меня поражает то, что кто-то поддерживает его и помогает ему отобрать детей у меня, их матери, которая всегда была с ними и занималась их здоровьем, развитием, заботилась о них день и ночь, тогда как Лавренов, забирая детей, постоянно передоверял их посторонним людям, с некоторыми из которых я даже была незнакома. Кстати, двое приёмных мальчиков, которые были оставлены Лавренову на воспитание опекой, переданы им в пятидневку, что доказывает то, что заниматься детьми он не намерен, а хочет лишь одного - остаться в статусе многодетного "героя" и получать всевозможные пособия, выплаты и пожертвования.

Кстати, о выплатах - с мая, с момента своего переезда, этот человек не давал мне денег на содержание собственных детей (не считая майскую часть выплат на приёмных, до того момента выплатами на приёмных детей распоряжался исключительно он, а я получала только родительскую зарплату). А на своих троих родных детей Лавренов в течение семи месяцев не дал ни копейки. Ни на продукты, ни на лекарства, ни на сборы в школу, ни на оплату дополнительного образования, ни на отдых, а я дважды вывозила детей отдыхать. Его вообще не интересовало, на что живут его дети, а когда в суде задали вопрос, надо ли покупать детям к школе тетради, портфели, школьную форму и прочее, он ответил: "А зачем? У нас дома полно тетрадей и одежды".
Насчет суда позже напишу подробно.

Posts from This Journal by “#янебоюсьсказать” Tag