Category: религия

#NunsToo: Монахини запустили флешмоб против сексуального насилия

В феврале папа Франциск признал существование проблемы сексуального насилия над католическими монахинями со стороны священников. Вопрос этот замалчивался, даже тогда, когда звучали голоса протеста. Однако в эру #MeToo возникло движение монахинь #NunsToo с целью вынести проблему за пределы духовенства — в мир.
Впервые Ватикан услышал критику в свой адрес от приложения газеты L’Osservatore Romano. СМИ опубликовало статью главного редактора Лючетты Скараффиа, профессорки истории, матери и феминистки, которая обвинила культуру священнослужителей в сексуальном насилии над женщинами и детьми. Ее материал был основан на реальных история сотен католических монахинь.
Стена молчания
Монахине очень непросто найти в себе смелость заявить об изнасиловании священником, ведь стереотип о том, что «женщине достаточно сказать «Нет» очень укоренен в обществе. И потом, монахинь учат тому, что это «распутные» женщины доводят «святых людей» до греха, а значит виноваты именно они. Лючетта Скараффиа говорит: «Если к травме добавляется еще и беременность, то монахинь выгоняют из религиозного ордена и они вынуждены растить детей одни, в климате общей неприязни и с серьезными экономическими трудностями. Иногда виновные священники принуждают их к аборту и за него же платят, ведь у монахинь нет собственных денег».
Сестра Катрин Обен, французская монахиня из ордена Доминиканцев, которая преподает теологию в папском университете Святого Фомы в Риме, считает, что абьюз является следствием мужского доминирования в вопросах лидерства церкви. «Ватикан — это мир мужчин. Некоторые из них — действительно люди божьи. Другими движет жажда власти. Почему существует насилие, почему оно замалчивается? Потому что имеет место злоупотребление властью. Некоторые священники строят карьеры через зло», — комментирует она.

Сестра Обен, которая тоже пишет для Women Church World, возглавляемой Скараффиа, описывает отношение к женщинам в мужском мире Ватикана так: «Нас игнорируют и не уважают».
Слабые голоса
Первым масштабным отчетом о сексуальном насилии над женщинами в церкви был отчет ирландской монахини, сестры Моры О’Донохью. В нем были факты, имевшие место в 20-ти странах, в основном в Африке, но также в Ирландии, Италии, США и на Филиппинах. В своем отчете, сестра O’Донохью связывала сексуальное насилие с эпидемией СПИДа, ведь монахини считались женщинами, от которых невозможно инфицироваться вирусом. Она описала случай, произошедший в Малави в 1988 году, когда местный епископ «уволил» главу женского монашеского ордена, потому что она сообщила о 29-ти монахинях, забеременевших от священников.
Сестра Мора рассказала и о священнике, который изнасиловал монахиню, принудил ее к аборту, вследствие которого та скончалась, а потом правил службу по умершей. Сестра O’Донохью предоставила материал Ватикану, но отчет остался неразглашенным: факты, находившиеся в нем были обнародованы лишь в 2001 году, вместе с другим исследованием — «Проблема сексуального насилия африканских монахинь в Африке и Риме» 1998 года.
#NunsToo
Осенью 2018 года организация International Union Superiors General, представляющая глав женских католических религиозных орденов, призвала сестер «не поддерживать культуру молчания» и говорить о насилии. В результате, заявления о случаях насилия начали поступать из разных стран мира. Так, в Индии монахиня заявила о более чем десяти эпизодах сексуального насилия, совершенных в ее отношении епископом. Он арестован и ожидает суда. В Чили Ватикан расследует заявления нескольких монахинь, утверждающих, что их выгнали из ордена после сообщений о сексуальном насилии со стороны священников. Расследование агентства Associated Press прошлым летом обнаружило, что Ватикан не наказал виновных в сексуальном насилии над монахинями в Европе, Азии, Африке и Латинской Америке.
Карлин Демасюр, бельгийская экспертка по сексуальному насилию над детьми и взрослыми из уязвимых категорий, которая преподает в папском Григорианском университете Рима, утверждает: «Движение #MeToo оказало огромное влияние на то, что факты сексуального насилия над монахинями наконец попали в прессу и открыто обсуждаются. В публичном дискурсе вообще впервые допускается мысль о том, что взрослая женщина может быть жертвой мужчины, потому что раньше ответ общества был однозначный — сама виновата.»
На недавней пресс-конференции в Риме Дорис Вагнер, бывшая монахиня из Германии, рассказала и о своей истории: в 24 года ее изнасиловал настоятель монастыря: «Я просто застыла от ужаса и ничего не могла сделать».
Когда в 2010 году в Германии разразился скандал о сексуальном насилии священников над детьми, Дорис решила рассказать об изнасиловании старшей монахине. «Она пришла в бешенство. Но ее гнев был не против насильника, а против меня, она кричала: «Ты хоть контрацептивами пользовалась?» То есть она вообще не понимала, в чем проблема».
Read more...Collapse )

Развод это смертный грех или право на жизнь?

Иногда развод это право на жизнь, что, очевидно, само по себе грехом являться не может. Каждое живое существо, если оно в адеквате, имеет Богом данное право на жизнь и, соответственно, имеет право защищаться, как умеет. В том числе, от насильника. Даже если насильник - собственный муж. К статье ниже хочется добавить, что насилие - это не только побои, тычки, пинки и пр. Как правило, в большинстве случаев, физическое насилие идет рука об руку с психическим насилием. Психическое насилие не менее болезненно, чем синяки, потому что доводит до депрессивного расстройства, и даже до смерти. Обесценивание, унижение, опускание, игнорирование, презрение, контроль, угрозы, оскорбления, преследования, уничтожение любимых вещей, постоянные придирки, которые постепенно усиливается, называют психическим насилием. И это тоже является является преступлением. Но к сожалению, жертва насилия чаще всего не осознаёт, что психические издевательства и поношение человеческого достоинства является недопустимым. Жертва, как бы, отказывается верить сама себе, ведь в перерывах между припадками ярости, унижениями, оскорблениями и игнорированием муж бывает ласков и нежен, клянётся в любви. Но через какое-то время психическое притеснение начинается снова, и жертва считает, что она виновата сама в том, что разозлила, довела, и со временем начинает воспринимать вспышки агрессии как должное. Ситуацию усугубляет тот факт, что жёны действительно боятся огласки, ведь от агрессора может избавить только развод и разъезд, а пока длится этот долгий судебный процесс, опека вправе изъять детей из семьи, где им угрожает потенциальная опасность.

Психолог Наталия Скуратовская: Почему в священнических семьях встречается насилие

“Священник убил жену” – это ужасает, но увы, не удивляет. Семейное насилие встречается в священнических семьях (да и просто – в “глубоко воцерковленных”) чаще, чем “в среднем по больнице”. Причины просты: психопатов среди священников, мягко говоря, не меньше, чем среди прочих граждан, но распространенные представления о браке и супружеских отношениях таковы, что фактически легитимизируют насилие и препятствуют выходу из кризисной семейной ситуации. (Причём основаны эти представления на ложном понимании и Евангелия, и канонов – ещё одна подмена, калечащая, а подчас – и отнимающая жизнь).

Мне доводилось общаться и с совсем юной матушкой, избитой до синевы своим столь же юным мужем (отпрыском маститой священнической семьи “с традициями” – да, в том числе – и с традицией “смирять” жену побоями), и со страдающими от семейного насилия многодетными матушками постарше, пережившими за годы семейной жизни не один перелом, с отбитыми почками, но не решающимися изменить ситуацию. Что, как правило, слышат они от духовника? “Терпи, смиряйся, это твой крест, это для твоей же пользы, развод – смертный грех, жена да убоится мужа…”

И там, где в обычной семье женщина преодолела бы страх и созависимость, добралась бы до кризисного центра и получила поддержку и убежище, многие матушки будут терпеть до последнего – и не только из-за вышеперечисленных “назиданий”, но ещё и потому, что стыдно “опорочить” мужа, уронить его священнический авторитет, “навлечь хулу на Церковь” (к слову сказать, очень часто эти священники-абьюзеры на приходе ведут себя совершенно иначе – и прихожане их считают “добрыми пастырями”).

В некоторых случаях семейное насилие – это следствие не психопатии, а ситуации колоссального давления, в которой оказывается священник в силу особенностей нашей “церковной системы”, и если он с этим хроническим стрессом не разберется конструктивно, то последствия могут обрушиться на семью (на которой будут “вымещаться” все негативные эмоции, не находящие выхода)

Read more...Collapse )

"Любовь до смерти", или "батюшка не может быть плохим"

Когда малознакомые люди донимают меня вопросами о разводе, с придыханием произнося: "ведь он Вас так любит", я иногда имею глупость что-нибудь ответить. И чаще всего на меня смотрят с удивлением, ведь "батюшка никогда не может поступать плохо".
К сожалению, знаю несколько примеров не просто из ортодоксальных, но из священнических семей, где чем смиреннее жена, тем злее муж. Причем - что самое ужасное - муж звереет с каждым днём, и именно по отношению к жене, которая становится козлом отпущения. Что самое удивительное, мужья в таких семьях категорически не желают разводиться, воспринимая супругу как собственность и дико возмущаясь тем, что она вообще посмела рыпаться.

Считайте меня циничной, но я не верю в покаяние людей, которые, возвращаясь домой после Литургии, устраивают у себя дома настоящий ад.

И начинается этот ад не со свадьбы, а с того, что жена соглашается слушать оскорбления, а затем, в какой-то момент, начинает верить в то, что она грешная и недостойная, и с пеной у рта пытается угодить мужу, которому угодить невозможно, в силу его психических особенностей, которые, к сожалению, в России диагностировать пока не научились. В статье, которую копирую ниже, описывается крайняя точка, до которой эта семья бы не дошла, если бы развод состоялся.

Развод не мешает карьере - чаще всего, священники остаются в сане и продолжают служение. Знаю несколько случаев, когда батюшки, перебравшись в другую епархию, женились и венчались снова, либо просто жили с одной из прихожанок, выдавая ее за матушку (ведь никто на приходе не просит показать свидетельство о браке), имели детей.

"Подруга Анны Горовой, которую зарезал муж-священник, рассказала о жизни погибшей. Женщины вместе гуляли с детьми. У Ани остались сиротами два мальчика.

Ранее стало известно, что клирик Николо-Угрешского монастыря иерей Дионисий Горовой убил свою жену, ударив её ножом семь раз. Мужчина постоянно придирался к Анне, упрекая женщину в том, что она не следит за собой. Устав от ссор, она решила развестись. Но мужчина решил не отпускать любимую.

«Мы вместе гуляли с детьми. В последний раз общались, когда она была на даче у родителей, а я у своих. Собирались встретиться, как обе вернёмся. Не увиделись», — сказала Татьяна News.ru.

Нет оправданий поступку
В последний раз Анна выходила в сеть утром 24 июля. Татьяна вечером того же дня вернулась в Москву, но увидела только мужа погибшей. По-видимому, тогда он уже совершил преступление.

«У Ани два ребёнка. Два мальчика. Старший в школу пойдёт в сентябре, а младшему всего полтора года. Бедные детки. Анютка младшего до сих пор кормила. Он прям мамин сыночек», — сокрушается женщина.

Она подчеркнула, что Аня была «прекрасным человеком, каких очень мало: верующая, добрая, честная». При этом собеседница News. ru отметила, что практически никогда не видела Горовую вместе с супругом. Сама же она за всё время ни разу не обмолвилась с ним и словом.

«Аня — редко встречающаяся порядочная девушка. Он убил настолько хорошего и доброго человека, что оправдания быть не может. Аня не ругалась, даже мнения плохого о ком-то не говорила… Она действительна была хорошим человеком, каких сейчас почти не осталось», — убеждена она.

Read more...Collapse )

Прощенное Воскресенье

Все мы разные, и отношение к этому дню у всех разное. Для кого-то дань традиции, одна из "православных фишек", а кому-то просить прощение "непонятно за что" кажется глупостью. Но меня радует, что в моем окружении большинство людей, даже невоцерковленных, искренне просят друг у друга прощения, благо, что современные средства связи дают нам возможность выразить свои чувства, глядя друг другу в глаза через веб-камеру.
Мы просим прощения у всех. У близких и совсем не близких (например, друзей в соцсети, большинство из которых никогда не видели в глаза), просим прощения у родителей, извиняемся перед детьми и "на всякий случай" перед коллегами. Вспоминаем усопших, сокрушенно просим прощения и у них...
Просим прощения у Бога и надеемся, что Он простит всех нас, но мы забываем еще кое-о чем. Об очень важном. Крайне важном.
Read more...Collapse )

Скотоводство и бракосочетание

На словах все замечательно, а на деле факт остается фактом: мужчины вытворяют что хотят, сами изменяют, бросают жен и потом снова венчаются, а к порядочным женщинам, ранее состоявшим в браке, воцерковленные относятся с брезгливостью. Хотя у незамужних дам, пришедших к Богу позже, "отношений" было в разы больше, на них женятся более охотно, потому что типа "да, было, но никто же об этом не знает, ведь штампа в паспорте и детей нет". Штампа действительно нет, и детей тоже, зато аборты были. Но увы - не только в миру, но и в среде верующих главное не то что на самом деле, а "что люди подумают".
Вот такие у нас, у православных, нормы морали - что поделаешь :(

Вопрос:
Доброго времени суток. Помогите понять, пожалуйста, в чем разница при поиске спутника жизни для тех, кто разведен (брак не венчан) и кто в браке не состоял, но себе ни в чем не отказывал. Вопрос возник потому, что многие православные мужчины, находящиеся в поиске пары считают, что разведенная женщина их недостойна (даже если ее бросили из-за другой молодой) , хотя сами этимужчины имели многочисленные связи на стороне в течении жизни, только их не узаконили ни разу. Внимательно читала Писание, Святых Отцов, разъяснения священников по этому вопросу и не нашла прямого указания, что одна категория грешников "лучше" чем-то другой.

Отвечает Иеромонах Макарий (Маркиш)
Судя по целому ряду признаков, эти, как Вы выражаетесь, "православные мужчины" - не мужчины, а скоты.
А поскольку скотоводство Вас вряд ли интересует, то и забота Ваша о них вряд ли уместна.
Read more...Collapse )

ИДЕАЛЬНЫЙ СВЯЩЕННИК

Чего греха таить, собирательный портрет батюшки складывается под копирку из мнений тех, кто в церковь ходил только на собственные крестины, а в следующий раз собирается только на своё отпевание. В глазах таких людей идеальный священник выглядит примерно так...

Самое главное – батюшка должен быть худым. Нет, даже тощим. Не более 46-го размера (даже если в батюшке добрых 2 метра роста). Но не меньше 44-го, иначе он будет выглядеть совсем уж жалким и этим пользоваться.

Ещё священник должен быть бледненьким.

Если красный – значит пьёт.

Если загорелый – значит, по заграницам разъезжает.

Впрочем, и бледным должен быть тоже в меру – иначе опять-таки будет вызывать к себе жалость (себе на пользу).

Национальность не важна – главное, чтобы человек был хороший. Но вот священник-еврей – это как-то настораживает...

Жена

Жена у священника должна быть худая и бледная. И желательно – немая. Чтобы стояла «глазки в пол» и вообще не отсвечивала. И чтоб косметикой не пользовалась. И чтоб юбки носила серые до пят, да кофты семейные с протёртыми локтями.

Дети

Детей у священника должно быть никак не меньше 20-ти! Но чтоб своих – не более 5-ти, иначе сочтут невоздержанным. Остальные – приёмные.
Read more...Collapse )

Екатерина Каптен
Источник: «Сретенская духовная семинария»

"Вот тварь, я кулак об тебя разбил!"

Православие - это значит правильное суждение, правильное прославление Бога.
Но для некоторых православие является некоей ширмой, за которой легко спрятать собственные пороки и слабости. За ширмой, как за овечьей шкурой, часто прячется глумливый и злобный оскал волчьей пасти.
Примеры? Извольте. Один юный алтарник, в перерывах между службами играющий в геймбой, проводил в храме почти все свое время. Его бабуля не нарадовалась: сорванцы-одноклассники гоняют в футбол и уже покуривают в подворотнях, а ее благодатный внук в сияющем стихаре, на зависть свечницам, чинно ступает сквозь толпу, неся в алтарь записки.
Однако, юный отрок не был альтруистом, он не желал служить людям как Христос. Но ему нравилось быть в центре внимания, он с завистью смотрел на священников, которым целуют руки и мечтал поскорее взойти на амвон, осенить присутствующих крестным знамением и холодным взглядом наблюдать за склонившейся пред ним в поклоне толпой.
Этот вчерашний мальчик сегодня уже монах и настоятель, и недалек, видимо, тот день, когда он станет епископом. Но я, видя его, опускаю глаза и отворачиваюсь, ибо он напоминает мне сатану, который захотел стать как Бог.
Следующий пример - православные мужья-абьюзеры, которых легион. Прикрывающиеся верой, чтобы в стенах собственных квартир спокойно заниматься газлайтингом, то есть, творить вопиющие беззакония.
Православные абьюзеры это чаще всего мужчины, находящиеся в центре внимания: священнослужители, миссионеры, социальные работники или просто активные прихожане.
"На людях" они ходят с ярко начищенным нимбом, слывут бессеребренниками, их кошельки и уста открыты в любое время дня и ночи, они готовы всем помочь, дать совет, просветить, рассказать, провести катехизацию и т.д.

Фото из сети
Однако, заходя домой, нимб небрежно сбрасывается на пол, рядом с уличными ботинками. Ибо для таких личностей существуют два мира: внешний, который находится за окном, и семья, где можно расслабиться и "быть собой".
Овечья шкура сброшена вместе с нимбом, и наш аьбюзер-ортодокс с порога начинает расслабляться: жену с сальной ухмылкой за зад ущипнет, чтоб готовилась к выполнению супружеского долга, на кухню пойдет, посмотрит, попробует, покритикует, к детям зайдет, отругает, отчитает, пристыдит и снова к жене: готовься. Голова болит? Месячные? Беременна? Врач сказал воздерживаться после выкидыша или родов?
Врач ничего не понимает! Жена должна повиноваться, а не толкать мужа к блуду, а то Бог ее накажет болезнями и смертью. Упреки и обвинения обильно снабжаются цитатами, уставшая зашуганная жена включает детям мультик и покорно плетется в спальню.
Но вожделенная близость абьюзеру надолго настроение не поднимает: ортодоксально правильный муж находит к чему прицепиться и доводит жену до слез, запивая чашечку кофе бутылкой дорогого спиртного напитка. А в чем проблема? Он устал на службе и имеет право расслабиться! Он желает поиграть в игру в телефоне и орет на детей, которые, надеясь на общение, по очереди забегают на кухню, но тут же испуганно возвращаются к мультикам. Дети понимают, что папа подобреет часа через полтора, когда бутылка будет выпита, и ждут своего часа.
В то время как муж критикует кого-то из знакомых, жена, глядя пустыми глазами в окно, на свет уличных фонарей, отражающийся в лужах, понимает, что ей даже некому позвонить.
До знакомства с мужем у нее были десятки друзей и подруг. Куда они исчезли? Почему? Все просто - каждая подруга в глазах избранника оказывалась дурой, а каждый приятель - придурком, и получилось, что все они недостойны быть друзьями их такой замечательной и правильной семьи.
Даже мама, которой жена иногда звонила и жаловалась на грубость и жестокость мужа, сейчас отвечает: "Сама виновата, довела мужика".
"Самадуравиноватинг" - вечный спутник жены абьюзера-ортодокса.
Муж за рулем, и свернул не туда - самадуравиновата, несмотря на то что сидела молча, глядя в окно. Ребенок родился недоношенным? Сама виновата, разумеется. Родился инвалидом? Виновата сама - ребенок весь в нее, ведь у него самые лучшие гены на свете! Жена заболела? Сама виновата, разумеется - ведь мужа не слушала, за это Бог болезнь дал! Старшие дети дерзят? Виновата жена, потому что распустила их! Средние плохо учатся? Что ж поделать - глупые, в мать пошли! Душ сломался? Вместо того, чтобы просто починить его, начинается скандал: виновата жена, сломала душ! Испортилось молоко? Сломалась дверь шкафа? Не успел поменять резину? Нет денег? Что бы не произошло, сразу начинается крик, ругань и обвинения,
Никакие убеждения, что незачем искать виноватых, а надо просто жить, не работают, потому что абьюзер мыслит исключительно своими комплексами и заморочками - ему главное найти виноватых и на их фоне почувствовать себя по меньшей мере страстотерпцем. И виновный всегда рядом - это жена, которая всегда под боком, никуда не денется и все стерпит, ведь в Евангелие от Марка 10:9 сказано: "Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает".
А что жена? Жертва не всегда смиряется, порой она отвечает агрессией на агрессию. Иногда она кричит в ответ, иногда отталкивает лапающего мужа. Но мужа устраивает только смиренная и покорная жена, к тому же, он всегда сильнее и морально, и физически:
- Вот тварь, я кулак об тебя разбил!
- Папа, зачем ты бьешь маму? - удивленно спрашивает малыш, забежавший на кухню за конфетой.
- Ты что? Я ее не бил, я ее обнимал! - кулак разжимается, и папа трепет вихрастую макушку.
- Но я вижу, что маме страшно!
- Потому что она ненормальная. Я ее никогда не бил, запомни. Ведь я сильный! Если б я ее ударил, она давно была бы трупом, понял? Иди, смотри мультики.
Надо ли говорить, что подрастая, дети, выросшие в таких семьях, не ходят в храм? Для них православие- это всего лишь ширма, которой можно прикрыть комплексы и лицемерие.
Но вот муж, наконец, расслабился и уснул, а на другой день встал как ни в чем не бывало, на скорую руку обругал неласковую жену, принял душ, побрызгл одеколоном бороду, смахнул пыль с нимба и ушел. Ведь его ждут великие дела, он ловец, он сеятель.
А жене даже поговорить не с кем, кроме детей. Потому что она в свое время дала себя убедить в том, что ее друзья - ничтожества. А нынешнее окружение: знакомые мужа, учителя и воспитатели их детей и пр. уверены в том, что глава семейства святой человек, и с недоумением взирают на гримасу жены, когда он обнимает ее в общественном месте: "Он такой прекрасный человек, а она его совсем не любит и не ценит".
Ей некуда идти, потому что имущество оформлено на мужа - пусть занимается детьми, зачем ей лишние проблемы?
Она не может даже поехать в магазин за новой курткой для ребенка, потому что все деньги у мужа. Ведь он и только он знает, как и куда лучше их тратить. И вообще, зачем ребенку новую куртку покупать? Может, кто-то пожертвует. Но если муж захочет себе приобрести ботинки за 8 тысяч, он сделает это и даже не поставит в известность жену - а зачем? Ведь это его деньги, он их заработал (взял в кредит, снял детское пособие или купил на пожертвования и пр.)
А жена даже не может устроиться на работу, ведь в отличие от мужа, она полностью утратила свои профессиональные навыки, находясь в многолетнем услужении у мужа и детей.
Она хорошо знает свое место, ведь супруг убедил ее в том, что она глупая, грешная, недостойная, должна радоваться тому, что ей выпало счастье стать его женой.
Read more...Collapse )

Разговор о том, о чем не принято говорит­ь


Почему не принято? Потому что верующим людям стыдно грешить, не подобает обличать, и тем более, жаловатьс­я. Верующим благосло­вляется терпеливо пе­реносить скорби, вед­ь, в конце концов, быть страстотерпцами благодатно, причём, переносить скорби сл­едует молчаливо. Расскажешь о своей проб­леме – лишишься нагр­ады на Небесах, это знает любой правосла­вный. А уж о священн­иках, как и о покойн­иках, принято говори­ть либо хорошо, либо вообще ничего ничег­о.

Наталия Сухинина под­няла довольно-таки наболевшую тему. В кн­иге «Женщина в пёстр­ом. Повесть о том, о чём не принято гово­рить» рассказывается о греховных отношен­иях молодой женщины и священнослужителя.


Опуская некоторые не­существенные моменты, на которые не хоте­лось бы обращать вни­мания, я задам первы­й, и главный вопрос: почему автор подвод­ит читателя к тому, что во всём произоше­дшем виновата исключ­ительно главная геро­иня? Возможно, для того, чтобы книге дали гриф?

Но если посмотреть правде в глаза, что мы увидим? Девушке Кр­истине, которая восп­риняла священника как объект Большой Люб­ви, было чуть более двадцати лет. Автор, неоднократно повторяясь, описывает разм­ышления Кристины, и читателю становится понятно, что перечит­ывающая Цветаеву дев­ушка была хоть образ­ована, но наивна. Кр­истина ждала Свою Бо­льшую Любовь. Ждала, ждала, и, наконец, дождалась - с точки зрения совершенно ми­рской девушки, котор­ую никто никогда не водил в храм, в чувс­твах Кристины нет ни­чего особенного. Дев­ушка не смогла разоб­раться в себе и поня­ть, что её эгоистиче­ское желание во что бы то ни стало быть рядом с женатым чело­веком, к тому же свя­щенником, вполне мож­но назвать подлостью и кощунством. Но Кр­истина этого не пони­мает - тот факт, что её избранником оказ­ался священнослужите­ль, делало его в гла­зах девушки похожим на небожителя, а то, что он, к тому же, оказался связан узами брака, для Кристины не проблема – в жи­зни всякое бывает. Например, родители де­вушки тоже рассталис­ь, её мама встретила Большую Любовь и уш­ла к другому мужчине, более интересному, чем отец Кристины.

Встретив Свою Большую Любовь, Кристина, между прочим, не дел­ала резких попыток овладеть любимым. Она была неискушенной девушкой, а не Великой Грешницей, какой её хочет показать авт­ор, вкладывая в уста отца Диодора, попут­чика, с которым Крис­тина ехала в купе не­задолго до знакомства со Своей Большой Любовью своеобразные намёки. То, что отец Диодор оказался прозорливцем, читатель, наверное, понял сразу.

Обращает на себя при­стальное внимание по­ведение, собственно, священника, который, судя по многозначи­тельным взглядам и фразам, уловил, что он небезразличен прие­хавшей на практику девушке. И тогда возн­икает вопрос: зачем? С какой целью женат­ый батюшка продолжил общение с Кристиной, для чего заигрывал с девушкой, которой нравился? Неужели кроме Кристины некому было заниматься рус­ским языком с его сы­ном? Через некоторое время девушка уехал­а, но общение продол­жалось: она писала отцу Глебу, а он ей звонил. Почему батюшка не отсёк, не прекр­атил это опасное для них обоих общение? Все эти поводы: моли­твы, вразумления, ду­ховничество были фал­ьшивыми, я не верю, что взрослый женатый мужчина, священник, не осознавал этого, ведь не может быть такого, чтобы священ­ник не знал схемы ра­звития греха! Сначала всегда идёт прилог.

Прилог (помысл): отец Глеб общается с Кр­истиной, он отвечает на её письма. Дальше больше – когда воз­никает необходимость ехать в Москву, он позволяет себе остан­овиться у неё дома. Священнослужитель, женатый мужчина, и мо­лодая, влюблённая в него девушка – разве это нормально? Много ли вы видели женат­ых священников, живу­щих у молодых, нерав­нодушных к ним прихо­жанок? Это уже назыв­ается сочетание.
Read more...Collapse )